. Разное - Все о Вятлаге - ВятЛаг

16+
     Народный архив
           ВятЛаг

        

Мини профиль
Гость


Логин:
Пароль:



Понедельник, 17.02.2020

Категории раздела

Наши именинники

Уголок общения

Перейти в глобальный чат


Погода в Лесном

Друзья сайта
Верхнекамье     Родная Вятка


Одноклассники     ВКонтакте





Мы будем рады
обменяться ссылками


Наша кнопка






« 1 2 ... 6 7 8

Автор: О.В. Байкова

 

Годы депортации
российских немцев

 

(из воспоминаний очевидцев)

Первые тяжёлые месяцы войны с фашистcкой Германией способствовали обострению политической ситуации во многих районах Советского Союза, некоторой дестабилизации в межнациональных отношениях. Сказывались здесь и результаты целенаправленной пропагандистской деятельности противника, которая имела цель посеять вражду, недоверие между нациями и народностями. Правительство прибегает к новым акциям по депортации для снятия напряженности и урегулирования назревавших конфликтов. Теперь вынужденной миграции, приобретшей уже непрерывный характер, подвергались не отдельные группы населения той или иной национальности, а целые народы1.
28 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Массовая депортация сороковых годов была осуществлена в планово-советской форме на «добровольно-принудительных» началах. Навсегда были поломаны многие сотни тысяч людских судеб, был деформирован образ жизни, исторически сложившийся комплекс традиционной этнокультуры и т.д.
Основными местами выселения российских немцев были определены: Казахская ССР, где предполагалось разместить 467 тыс. чел., Алтайский край – 110 тыс. чел., Красноярский край – 75 тыс. чел., Новосибирская область – 130 тыс. чел., Омская область – 85 тыс. чел. К концу 1941 г. переселение немцев было закончено.
Автономная советская социалис-тическая республика Немцев Поволжья, благодаря которой немцы получили в 1924 г. собственную национально-территориальную форму государственности, в самом начале войны решением правительства была уничтожена, а всё её немецкое население вывезено в Казахстан и Западную Сибирь в качестве спецпереселенцев.

(В представленной работе используются расшифрованные фонозаписи российских немцев, проживающих в посёлках Созимский и Черниговский Верхнекамского района Кировской области с начала депортации. Данные фонозаписи были получены во время диалектологических экспедиций 2001–2003 гг. в северные районы Вятского региона, и в настоящее время составляют часть звукового фонда записей устной речи жителей Вятки конца XX – начала XXI вв., имеющихся в Лаборатории по изучению вятских говоров и фольклора Вятского государственного гуманитарного университета и акустической базы данных «Русские диалекты» архива звучащей речи Рурского университета г. Бохума, Германия).

Из воспоминаний Теодора Андреевича Юнгблюда: «Вот. Сразу нас перебросили станция Нахои, аэродром строить, ведь ничего же не было. Там хлеб стоял, рос. Ну, мы приехали с пустыми руками, с нашим транспортом, правда. Это моментом уже Саратов бомбили. И нас домой, мы schon (=уже) Нахои были. Указ вышел о выселении. Ну, там было написано. Я давал… где-то эта газета сохрани… хран… э… в связи с тем, что обнаружены тыщи (=тысячи) tausend und tausende Spionen, Diversanten. Вот. То, что… вр-ра-н-ньё! Это я… убедился, что ничего нет. Были возможности такие во время э… когда эвакуировали нас из дома, чтоб какой-нибудь сопротивление был(о)… Народ, вот, и не думал даже. И мне приходилось людей возить на вокзалах, на станциях… На нашем же транспорте. Вот, короче говоря, станция Красный Когот, Орбах, Нахои, Либехинка – четыре станция, это… э…большие станции, которые проходят (по) Поволжь(е). Вот… А сам, сами с матерью последними из села. Вот. По Волге э… на Енгельс. Что характерно, бо… бомбили вовсю. Э… Нас на баржах открытыми, а… ничего, никто не тронул. Даже, даже и нам передают: «Не паникуйте, ничего, всё будет нормально»… Мы… мы попали в Хакасси(ю), это Красноярский край. Вот. Было бы нормально. (В)от. Э… Местность даже мне понравился. Сравнимо… можно почти что сравнивать с Поволжьем. Ну, хлеб… всё стоял. Всё мы успели убрать. Вот. Всё. Ну, все мужики же, вот, и все специалисты, вот. Вот, на машинах, ну, всё… А там отсталый народы, вот. Смешно даже было. Нас возили, это, от Абакана до это(го)… место жи… жительства, где село К… Коминтерн. Я думал, что это… за огромное слово такое «радиостанция Коминтерна», а там три дома. Три дома. Ну, дома, правда, постройки все деревянные. Люди жили. А люди, люди, можно сказать, я… я бы сказал, нормальные люди. Просто их одурманили, дескать, немцы приедут с рогами, с хвостами. Они набежали, стоят. Да, да, да. Видят, что люди как люди приехали, а потом разбежались и смотрю, кто чего тащит. По-русски не разговаривают. Ну, редко, кто-то и с таким акцентом. Ну, кто чего может принести…»

Из воспоминаний Эммы Генриховны Рамазановой (Брудель): «…А, в Казакстан я не хотела ехать больше обратно. Почему-то они, казаки (=казахи), не больно тоже нас там принимали. Вот. Мы были там как бы лишние люди. Тоже, я когда там работала в колхозе, э… там… это… Сколько я там … в сорок первом году приехала, в сорок третьем я уехала. В это время я работала в колхозе босиком и раздеты(е), у нас ничего не было уже… И я сильно простужалась даже в ботиночкас и… и возили мы сено пятнадцать, двадцать километр(ов) на быках. Вот. Ну, и очень тяжело мене там было. И почему-то я ко(г)да уже здесь, вот, ну, вроде бы война кончилась, всё к лучшему вроде бы пошло. И я в Казакстан не хотела больше из-за это(го) только, что там плохо было. Ну, если бы я уехала бы к ним, можно было ехать, я же потом в пятьдесят шестом году уже получила паспорт, можно было ехать, но я уже сама не желала туда ехать. А если бы я теперь, может, в Казакстан, так, может быть, тоже уже в Германию уехала. А теперь мене труднее туда попас(т)ь… Но казаки (=казахи), конечно, они нас не любили и… и, наверно, и не любят, и с… сейчас там же немцы все уехали, да и русски(е) вы… выезжают оттудова. Они какие-то такие, (о)ни свою нацию, наверно, только любят…»

К 1942 г. лагеря ГУЛАГа заметно опустели и появилась острая нехватка рабочей силы. По наряду ГУЛАГа в Вятлаг пошёл этап поволжских немцев2. На новом месте жительства у вынужденных переселенцев сразу возникли серьёзные трудности. Их прежние профессии часто оказывались невостребованными, жильё – ветхим, или неспособным для жизни. В большинстве лагерей условия жизни и труда были невыносимыми. В Вятлаге НКВД с февраля 1942 по июнь 1943 г. из 6977 заключенных немцев умерли 1186. Из-за истощения, дистрофии и по инвалидности лагерная администрация освободила за это время 1308 «трудармейцев» или 18,7 % заключенных3.

Из воспоминаний Марии Карловны Кремер: «…Вот тебе и всё. Ак где только можно было, где-то чё-то (=что-то), так уже голодом и холодом морили. Ходили, где щавель собирали, где травку пощипаешь, а она не… не горькая, дак принесёшь домой. Где-то картошечку мама соберёт, где-то, а нет, дак так. Я го(во)рю, что у нас было, дак, у старшей сестры то пальто променяешь, то подушечки, то что-то променяешь, чтоб с голоду не пропали. Вот так, так мы и жили. А потом уже пальто, вот, у старшей сестры продали, козочку купили, дак, хоть немножко это молоко нальёшь в эту баланду, и то сытый будешь, чтоб с голоду не умирать…»

Из воспоминаний Зинаиды Карловны Юнгблюд: «…Накопали картошку. А э… не картошка… наверху, вот, там только крахмал. Она вымерзла, вот, эта картошка вся. Вот только крахмал и это ж... Кожицу сняли. Вот, а это чистый крахмал. Ну, потом м… мы собирали маленько. Нашли стары(й) ведро. Этот ведро сплющили. Ага. И там кирпичи были. Поставили, соломо(й) подтопили. И напекли себе лепёшки с этих. А такие вкусные были. Вот, и на… потом, на следующий день, мы, вот, этого крахмала насобирали, мы еле утащили. Ну, пришли домой, этого всё высушили, и этот летом, это, э… хорошая поддержка была. Да, сваришь его, это как кисель. И вроде и не как кисель. Ну, что голод не делает. Мы и ели это. Но и даже вкусно это было. Ну а лепёшки размочишь, а лепёшки такие вкусны(е). Я даже говорила, вот, будет хор… э… даже хорошее время, я специально раз… заморожу картошку и буду их печь. Но ни один раз в голову мне не приходило и картошка замороженные были и всё, но что-то ни один раз не пекла. А, вот, э… недаром говорят: голод не тётка…»

Вслед за переселением немцев в северные районы области последовало официальное оформление их спецпереселенческого статуса. Значившиеся ранее в документах как «поволжские немцы» или «переселенцы» они получили в 1942–1943 гг. приставку «спец» и поступили под надзор местных комендатур НКВД.

 

 

В гостях у четы Юнгблюдов в пос. Созимский Верхнекамского района Кировской области. 2001 г.

Из воспоминаний Зинаиды Карловны Юнгблюд: «…Ну, чё (=что) ж поделаешь, но были под комендатуру. Каждый месяц э… комендант приезжал. Он не здесь жил. Он жил в Рудниках. Там был спецпосёлок, где, вот, эти раскулаченные кулаки, там раньше были выселен(ы). Это там целый спецпосёлок был. Вот там была комендатура. И нас, вот, к нему соединили. Тоже пришли и сказали нам, что мы спецпереселенцы теперь, и что домой мы никогда не поедем…»

У большинства при этапирован ... Читать дальше »

Разное | Просмотров: 61 | Добавил: Admin | Дата: 13.07.2011 | Комментарии (0)

Автор: В.А. Бердинских

Мир заключенных

Нам ни к чему сюжеты и интриги,
Про все мы знаем - все, чего ни дашь.
Я, например, на свете лучшей книгой
Считаю кодекс Уголовный наш.
Вы вдумайтесь в простые эти строки...
Что нам романы всех времен и стран?
В них есть бараки, длинные, как сроки,
Скандалы, драки, карты и обман.

Владимир Высоцкий. Песня про Уголовный кодекс.

 

а/ Лагпункт как среда обитания

Лагерь ("зона", "тюрьма") - понятие общее и глобальное. Это - огромный мир, внутри которого заключенный живет в одном определенном "уголке", "пересекая пространство" строго по воле "граждан-начальников". А непосредственным местом проживания и работы заключенного, средой его обитания, которую он знает "как свои пять пальцев", является конкретное лагерное подразделение (лагпункт), где находятся жилое (барак, секция, нары) и рабочее место заключенного (в производственном цехе, на лесной делянке, строительной площадке и т.д.). Присмотримся же внимательно ("лицом к лицу") к этой среде обитания, причем - глазами очевидцев, тех, кто имел к ней самое прямое отношение. Для начала - воспоминания одного из ветеранов Вятлага (поступил туда на службу в 1951 году и начал ее младшим офицером в КВЧ штрафного 22-го ОЛПа - для "ссученных"):

... Читать дальше »

Разное | Просмотров: 61 | Добавил: GODdement | Дата: 09.07.2011 | Комментарии (0)

1-5 6-10 ... 26-30 31-35 36-37

Статистика сайта

Всего пользователей: 1057



У нас новый участник!

Vaseka



Онлайн всего: 6
Гостей: 5
Пользователей: 1
Korn



Сегодня сайт посетили
Admin, schniffer, kraus

Реклама ВятЛага
Реклама

Свежие записи
Приговорен работать
Лагерь длиною в жизнь
Николай Тарасов
Нас всё меньше и меньше…
Вновь снижены цены

Новое на форуме

Новые комментарии

Даже наш домик увидел, жаль ближе не показали. Он уже почти зарос лесом

Вагон путейской бригады. Однажды ехал в нем с другими грибниками. С одного торца вагона дрова навалены, у другого торца стеллажи с инструментом, в середине скамейки. Вот решетку там не помню

Снимок сделан с дороги, ведущей к котельной. Впереди между складом (слева) и овощехранилищем (справа) въезд в п. Комендантский. Там ж/д переезд, железка ведет на биржу

Это вид на Лесозавод со стороны п. Комендантский. Справа крыша овощехранилища, слева склад, между ними выезд с Комендантского

Админу спасибо....прочитал воспоминания сидельцев и работников Вятлага..

И этот магазин тоже Чернореченский)))

Новые фото

Новые видео

Праздники сегодня
Праздники сегодня



ИНФОРМАЦИЯ О САЙТЕ И АДМИНИСТРАТОРЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ ПОЛИТИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ COOKIES
ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ ПРАВИЛА ФОРУМА
   Rambler's Top100   Рейтинг@Mail.ru